8 июля 2008   Интересно

Серийные убийцы: Джон Уэйн Гейси

"Привет, детки. Клоун Пого опять с вами!" (Из репертуара Гейси)


1Серийные убийцы: Джон Уэйн Гейси


Подрядчик и Человек Года (по номинации Нижней торговой палаты). Развлекал детей, изображая из себя "клоуна Пого". Сфотографировался с женой президента Картера Розалин. Убил больше тридцати юношей и закопал большую часть тел в погребе собственного дома

В семье Гейси было три ребенка. Старшая дочь Джоанн, середний сын Джон Уэйн и младшая дочка Карен.

Нельзя сказать, что семья Гейси была благополучной. Отец маленкого Джона был хроническим алкоголиком, частенько подымающим руку на жену и оскорблинющим детей. Однако, как показывают биографы Гейси, маленький Джон любил своего отца и очень жалел о его ранней смерти.

Все дети получили похожее начальное образование. Все дети посещали католическую школу. Успехи в обучении у детей в семье Гейси тоже были очень схожи. После школы, в свободное от занятий бойскаутов время, маленький Джон подрабатывал продавцом газет и младшим помощником в бакалейной лавке.

1953 год. Гейси получает травму в результате детской тяги к разбору механизмов. Медицинское обследование не выявило последствий травмы.

1958 год. Медики нашли в мозгу Гейси тромб. Проведенная операция ликвидировала последствия детской игры пятилетней давности. На протяжении 5 лет от травмы до операции Гейси пропустил большое количество занятий в школе, что естественно не могло отразиться на его школьных успехах, а следовательно и отношений детей к нему.

После школы Гейси принят на работу швейцара в бюро похоронных услуг Лас-Вегаса, однако неудовлетворенный работой в скором времени он возвращается в Чикаго.

Тут-то, собственно, и начинается история.

Одиннадцатого декабря 1978 г. жительница г. Чикаго Элизабет Пист около 21.00 пришла в аптеку, чтобы встретить своего сына Роба, подрабатывавшего там. В этот вечер Элизабет собиралась отметить день своего рождения и намеревалась вместе с сыном пройти по магазинам. Смена Роба заканчивалась в девять вечера и он попросил маму немного подождать. Через несколько минут молодой человек схватил куртку у продавщицы (в которой та незадолго перед тем выходила на свежий воздух) и побежал на улицу; удивленной матери он крикнул, что ему предложили сегодня хорошую работу и человек, сделавший это, ждет его на тротуаре. Роб попросил маму подождать еще немного и выскочил из аптеки.

Элизабет Пист ждала сына до 21.20, после чего направилась домой, полагая, что человек, предложивший Робу работу, после разговора повезет его туда же. Но дома сына не оказалась. Крайне озадаченная происходящим, Элизабет позвонила в аптеку и узнала, что Роб там больше не появлялся.

К 22.00 встревожились все члены семьи и отец Роба — Гарольд Пист — позвонил хозяину аптеки Генри Ниссону с просьбой рассказать о событиях этого дня. Ниссон рассказал, что приходивший сегодня в аптеку хозяин строительной фирмы Джон Уэйн Гейси, забыл свою записную книжку. Ее нашел Роберт Пист и когда Джон Гейси в поисках пропажи возвратился, вернул ее хозяину. Они познакомились и Гейси предложил Робу работу в своей фирме. Гарольд Пист попросил Ниссона позвонить Джону Гейси; как оказалось, последнего нет дома и Ниссон надиктовал ему сообщение на автоответчик.

Крайне обеспокоенные происходящим, родители Роба поехали в полицию. Они намеревались подать заявление об исчезновении сына, но такое заявление у них не приняли. Дежурный офицер уверял, что постоянно происходят разного рода исчезновения людей, не имеющие под собой никакой криминальной подоплеки. Родители же Роберта Писта утверждали, что их сын — отличник в университете, спортсмен, не употреблинвший наркотики и спиртное — не мог исчезнуть без предупреждения в день рождения матери, но все их апелляции к здравому смыслу не были услышаны. Когда же Гарольд Пист упомянул фамилию Гейси, полицейский рассмеялся — оказалось, этот человек был хорошо известен сотрудникам полицейского участка. Джон Уэйн Гейси был казначеем благотворительного общества «Стрит лайинг дистрикт» и на этом посту оказывал заметную материальную помощь полиции района Норвуд-Парк; кроме того, он был членом местной масонской ложи, много занимался благотворительностью, посещал больницы, на общественных началах принимал участие в парадах и т. п. В общем, дежурный по участку отказался направить патрульную машину к дому Джона Гейси, поскольку не видел ни малейших оснований беспокоить этого уважаемого человека в столь поздний час. Гарольд и Элизабет Писты всю ночь колесили по улицам Чикаго, разыскивая сына. Утром, измученные бессонной ночью, они опять явились в полицейский участок с твердым намерением добиться от полиции принятия мер по розыску исчезнувшего сына. В отделе розыска пропавших с ними разговаривали совершенно иначе, нежели накануне вечером в дежурной части. В тот момент родители Роберта Писта не знали чем это объяснить; их самым внимательным образом выслушали, заполнили необходимые учетные формы и приняли заявление об исчезновении человека. В отличие от дежурного офицера, сотрудники отдела розыска пропавших знали, что Джон Гейси был не только отличным предпринимателем и добровольным участником общественных мероприятий; в 1968 г. он был судим и провел в тюремном заключении в штате Айова почти два года; кроме того, уже в Чикаго он дважды задерживался полицией по обвинению в оскорблении действием.

Вечером 12 декабря 1978 г. к Гейси отправились четверо сотрудников отдела розыска пропавших. Тот оказался дома, встретил пришедших любезно, пригласил зайти. Выслушав полицейских, Джон Гейси заявил, что готов явиться в полицию для дачи официальных показаний, но уже сейчас он может сказать, что ни в чем не виноват и весь день 12 декабря, а также вечер накануне, провел в организации похорон дяди. Пока полицейские тянули время, один из них отлучился и сделал телефонный звонок в целях проверки слов Гейси. Оказалось его слова соответствовали действительности: у него и в самом деле умер накануне дядя. Полицейские ушли, но, обсудив сложившуюся ситуацию, решили обратиться к прокурору за ордером на обыск. Всех смутил странный запах, который ощущался в доме Джона Гейси; он с трудом поддавался описанию, но ни в коей мере не походил на привычные запахи дома или бытовой химии. Кроме того, недоверие полицейских укреплялась информацией о Гейси, которой они уже располагали к этому моменту: в 1978 г. некий педераст Джефф Ригнал, 26 — летний гомопроститутка, подавал заявление о нападении на него Джона Гейси и неоднократном изнасиловании в его доме. Это заявление, хотя и было принято, хода не получило: Джеффу Ригналу не поверили, т. к. заподозрили обычный шантаж. (Возмущенный Ригнал через нанятого адвоката возбудил дело в гражданском суде и отсудил-таки у Гейси 3000 $. Но такой результат, казалось, только подтверждал убежденность полицейских в меркантильной подоплеке дела.) Помимо заявления Джеффа Ригнала, в полицейском архиве хранилось дело 1971 г., возбужденное по факту сексуальных домогательств со стороны Гейси в отношении подростка, стоявшего на автобусной остановке. На тот момент Гейси, вышедший 18 июня 1970 г. из тюрьмы, еще находился под надзором полиции; правонарушение, совершенное во время испытательного срока, могло на многие годы отправить его за решетку. Но к счастью для правонарушителя потерпевший на суд не явился и иск отозвал.

Вся эти соображения, несмотря на спокойное и доброжелательное поведение Гейси в присутствии полицейских, заставляли видеть в этом человеке подозреваемого по делу об исчезновении Роберта Писта.

Вернувшись , полицейские объявили Гейси о задержании его на несколько часов. Последний был взбешен недоверием полиции: еще бы, он заверил, что сам явится завтра в полицейский участок , а ему не поверили и задержали на ночь глядя! Гейси потребовал вызова адвоката и отказался отвечать на вопросы.

Обыск его дома никаких особых результатов не дал. Хозяин был чистоплотен, и каждая вещь в его доме имела свое место; трудно было предположить, что какая-либо важная улика будет забыта таким человеком на виду. Надо пояснить, что по американским законам, все изъятые в ходе досмотра или обыска вещи обретают силу улики лишь в случае наличия у полицейских ордера на обыск. Если ордера на руках нет, то даже самое красноречивое и убедительное свидетельство, найденное при обыске, из дела устраняется и в суде не предъявляется. Поэтому ордером, полученным 12 декабря 1978 г., полицейские страховали себя на случай обнаружения чего-либо необычного и однозначно убедительного. Самому Гейси полицейские ничего не сказали о своем намерении провести обыск в его отсутствие; более того, они прямо рассчитывали хранить факт обыска до поры в тайне. Поэтому осмотр дома, проведенный в ночь на 13 января, трудно было назвать обыском в настоящем значении этого слова. Полицейские лишь осмотрели открытые помещения, да отперли те замки, которые смогли открыть не оставляя явных следов взлома. Именно по этой причине они не проникли в подвал и на чердак. В ходе обыска детективы нашли множество фаллоимитаторов, книги и журналы пopнoграфического содержания, ремни, наручники, разного рода оснастку, используемую садомазохистами и обозначаемую термином bondage. В шкатулке с драгоценностями внимание полицейских привлекло золотое кольцо с инициалами J. A. S. Также был обнаружен рецепт аптеки Ниссона.

В гостиной над камином бросалась в глаза большая фотография хозяина дома одетого в наряд клоуна, стоявшего рядом с первой леди США — Розалин Картер. Надпись на обратной стороне свидетельствовала, что этот снимок сделан на параде в Чикаго, на котором Гейси возглавлял колонну своего округа.

Детективы, проводившие обыск дома, закончили свою работу около 3.00 ночи; в это же время из полицейского участка был отпущен Гейси. Было решено установить за ним наружное наблюдение, причем организовать его так, чтобы Гейси постоянно чувствовал контроль за своими действиями. В этом был, безусловно, элемент провокации: подозреваемого хотели вывести из себя и заставить паниковать. Методика эта широко известна и применяется ничуть не меньше скрытого наблюдения.

Гейси на выходе из участка встретили два детектива, которые поехали следом за ним. Тот же, почувствовав слежку, сам принялся провоцировать полицейских: он нарушал правила дорожного движения, разгонялся на улицах ночного Чикаго до 200 км/час, совершал недопустимые маневры и пр. Ранним утром Джон Гейси уселся в кафе на автозаправочной станции и принялся демонстративно курить марихуану, запивая косяк виски. Полицейские из наружного наблюдения фиксировали все эти выходки и ничего не предпринимали. Наконец, к 7.00 подозреваемый вернулся домой, переоделся в строгий костюм и, по-прежнему в сопровождении группы наружного наблюдения, отправился на работу в свой офис.

В течение дня 13 декабря в отдел розыска пропавших полицейского участка в Норвуд-парке стекалась информация о Джоне Уэйне Гейси . Всплыло сообщение некоего Роберта Донелли, датированное 1977 годом, в котором тот рассказывал об издевательствах, которым он подвергся в доме Гейси. Сообщение Донелли во многом перекликалось с заявлением Джеффа Ригнала: Донелли утверждал, что был изнасилован Гейси, после чего тот топил его в своей ванне, а потом принудил играть в «русскую» рулетку с заряженным пистолетом. Раз десять или пятнадцать револьвер у виска только щелкал, но потом все же последовал выстрел — оказалось, что в барабане находился холостой патрон. Пресытившись, Гейси усадил Донелли в свою машину и сказал, что везет его чтобы убить. «Приятно чувствовать, что сейчас умрешь?» — полюбопытствовал он. Но в конце концов Донелли был отпущен и немедленно помчался в полицейский участок с заявлением. К его рассказу полицейские отнеслись с явным недоверием; когда же стало известно, что 19 — летний Роберт Донелли состоит на учете у психиатра, с ним вообще перестали разговаривать и лишь вызвали лечащего врача, который и увез молодого человека.

Помимо этого весьма красноречивого сообщения, полиция Чикаго получила 13 декабря официальный ответ из штата Айова на свой запрос относительно обстоятельств осуждения Джона Гейси в 1968 г. Полученный документ был в высшей степени любопытен; фактически, он рассеял все сомнения полицейских, если таковые сомнения на тот момент еще оставались.

Группа подростков из городка Ватерлоо в штате Айова засвидетельствовала перед жюри присяжных, что Джон Гейси занимался с ними содомией и оральным сексом. Будучи управляющим сети ресторанов быстрого питания «Кентукки фрайед чикен», Гейси склонял своих подчиненных к гомосексуальным контактам. Причем его супруга — Мерилин Мейерс, дочь хозяина предприятия — была в курсе «забав» мужа. Так, один из подростков рассказал, что был любовником Мерилин, и Джон Гейси застал его в постеле своей супруги. Не растерявшийся муж тут же потребовал от любовника жены компенсации и на глазах жены совершил с ним акт содомии. Другой свидетель — пятнадцатилетний Эдвард Линч — показал, что Гейси склонял его к гомосексу под угрозой ножа; в завязавшейся борьбе Линч был ранен и это, как будто бы, отрезвило Гейси. Он успокоился, но через какое-то время опять набросился на подростка и связал его. Спасло юношу то, что в ходе борьбы он потерял сознание; Гейси испугался, развязал Линча и отвез его домой, умоляя никому не рассказывать о происшедшем. Наконец, еще один свидетель - пятнадцатилетний Дональд Воорхиз — подвергся настоящему преследованию со стороны Гейси. Уже после подачи заявления в полицию, подросток был жестоко избит нанятыми Гейси бандитами; ему пригрозили убийством в том случае, если он не изменит в суде своих показаний. Воорхиз не испугался, заявление из полиции не отозвал и показаний в суде не изменил. Положение Гейси стало отчаянным, по совокупности предъявленных обвинений ему грозил пожизненный срок. Стремясь смягчить суд, он признал факты содомии и заявил о своем раскаянии. В итоге приговор составил десять лет лишения свободы.

От Гейси ушла жена с двумя детьми (Майклом 1966 г. р. и Кристиной 1967 г. р.). В заключении Джон Гейси находился до 18 июня 1970 г. Выпущенный на свободу досрочно, он оставил Айову и переехал в Чикаго.

Проанализировав всю полученную к 13 декабря информацию, полицейские перестали сомневаться в том, что Гейси связан с исчезновением Роба Писта. Начиная с 14 декабря 1978 г., они начали опрашивать соседей Гейси, его деловых партнеров и подчиненных на предмет выяснения привычек этого человека, установления подозрительных связей и возможности его причастия к исчезновению людей. Были «подняты» старые розыскные дела, связанные с исчезновением мужчин и подростков в Чикаго; их материалы стали изучаться на предмет обнаружения возможной связи пропавших с Джоном Гейси. Наружное наблюдение с него при этом не снималось - Гейси постоянно сопровождали два-три сотрудника полиции.

Первые результаты были получены довольно скоро. Прекрасно зная о том, что педерасты стремятся создавать вокруг себя психологически комфортный климат на работе, детективы не сомневались в том, что фирма Гейси работает по принципу общности сексуальных интересов. Поэтому на коллег этого человека по работе было обращено самое пристальное внимание. Оказалось, что почти все работники строительной компании состоят между собой в интимных отношениях. Из похождений хозяина фирмы большого секрета не делалось; молоденькие маляры и штукатуры легко признавались полицейским в своей близости с шефом. В числе таких любовников Гейси оказался и некто Майк Росси. Этот молодой человек разъезжал на «бьюике сабре» 1968 г. выпуска. Опрашивавший его детектив припомнил, что автомашина такой модели, вроде бы, фигурировала в одном из розыскных дел. Справившись в базе данных, полицейский установил, что такую машину незадолго до своего исчезновения в январе 1977 г. пытался продать некий Джон Шиц. Аккуратная проверка по линии дорожной полиции показала, что у Майка Росси находится та самая машина. Причем сам Росси происхождения ее не знал: автомашину он купил — и это подтверждали документы — в феврале 1977 г. у своего шефа, Джона Гейси.

Кроме того, в августе 1975 г. пропал 18-ти летний Джон Буткович, проработавший почти год в компании Гейси. Было известно, что этот молодой человек был педерастом. Другой работник Гейси — Грегори Годзик — напротив, не проработал и двух недель. Он исчез 12 декабря 1976 г.

Полицейские установили, что Гейси нанимал людей углублинть подвал собственного дома. Этот дом — одноэтажный, с высоким чердаком — стоял на осушенном болоте. Гейси жаловался на высокие грунтовые воды и как будто бы стремился улучшить участок в ирригационном отношении.

Весьма любопытный случай произошел 18 декабря. Джон Гейси, вроде бы преодолевший свою депрессию, был в этот день очень предупредителен с сопровождавшими его полицейскими. Поскольку было очень холодно Гейси предложил офицерам погреться у него дома. Сотрудники полиции не могли отказаться от шанса получше познакомиться с подозреваемым и спокойно осмотреть его жилище. Несколько часов они провели в тесном общении и за это время полицейский Джон Мартин успел довольно внимательно ознакомиться с обстановкой вокруг. Выходя несколько раз в туалет, полицейский сумел переписать серийный номер старенького телевизора, стоявшего в одной из комнат. На следующий день удалось установить, что этот телевизор некогда принадлежал бесследно пропавшему Грегори Годзику. Кроме того, полицейский обратил внимание на странный запах, стоявший в ванной комнате, куда он заходил вымыть руки. Полицейский связал его с топившейся печкой и предположил, что в ней сгорало мясо. Забегая несколько вперед, следует сказать, что полицейский ошибся относительно источника запаха — ибо никогда Гейси не сжигал мясо в своей печке — но относительно того, что странный запах действительно существовал, оказался прав. Только имел этот запах совсем другую природу и исходил отнюдь не от печки. Как бы там ни было, слова полицейского о том, что «в доме Гейси пахнет моргом», произвели довольно сильное впечатление на его коллег.

Кроме того, к этому времени удалось установить, что рецепт из аптеки Ниссона, который полицейские видели в доме Гейси во время ночного обыска 12 декабря, лежал в кармане той самой куртки, в которой Роб Пист выбежал на улицу. Эту куртку одевала несколькими минутами раньше девушка-кассир, также выходившая на улицу; она-то механически и положила рецепт в карман. Тот факт, что рецепт этот потом видели в доме Гейси, однозначно связывал его с исчезновением молодого человека. Вместе с тем, было очень мало шансов на то, что Гейси за прошедшую неделю не уничтожил опасную улику. Полицейские получили еще одно подтверждение обоснованности своих подозрений, но подтверждение это ничего им не давало для обвинения в суде.

Спокойствие Джона Гейси не продлилось долго. Крепко выпив вечером 20 декабря 1978 г., он опять принялся нарушать правила дорожного движения и всячески провоцировать наружное наблюдение. Быстро устав ото всего этого, он позвонил своему адвокату Сэму Амиранте и вызвал его для совещания в офис. Адвокат приехал в свою контору, туда же подъехал и пьяный Гейси. Он устроил сцену своему адвокату, кричал, топал ногами, требовал найти управу на преследующих его полицейских, настаивал на возбуждении судебного процесса против полицейского управления Чикаго. Офицеры наружного наблюдения все это время стояли за дверью и слушали вместе с адвокатом бесконечный монолог Гейси. Наконец, в половине четвертого утра Джон Гейси уснул в кресле и Сэм Амиранте вышел к полицейским. Он сказал, что его клиент явно теряет контакт с реальностью и становится неадекватен; кроме того, адвокат попросил ни в коем случае не оставлять его наедине с Гейси. «Я его просто боюсь», — признался Амиранте. Полицейским стало ясно, что операция близится к завершению. Человек, которого они тщательно «опекали» последние дни, явно начинал терять над собой контроль и впадал в панику — а именно этого и добивались следователи, приставляя к Гейси плотное наружное наблюдение. Очевидно, решение на арест Гейси должно было поступить в ближайшие день-два.

Проснувшись в кресле адвоката рано утром 21 декабря, Джон Гейси поехал дальше с плотным полицейским эскортом. Он был по-прежнему пьян. На станции техобслуживания Гейси передал своему знакомому мешочек с марихуаной (полицейские тут же изъяли этот мешочек), после чего отправился к себе домой, забрал собаку и отвез ее знакомым. Затем он поехал к другому знакомому и на пороге дома заявил ему, что «убил тридцать человек , плюс-минус два или три. Эти люди мне угрожали и занимались шантажом, а потому заслужили смерть». Полицейские слышали слова Гейси, но ничего предпринимать не стали. После монолога на пороге, Джон Гейси навестил своих работников-педерастов. Те жили вместе и, видимо, были удивлены визитом шефа. К этому моменту речь Гейси сделалась бессвязной и малопонятной. Он что-то говорил о преследующей его толпе, о мучениях, о конце бренного мира и кладбище, где похоронен отец. Работники поняли Гейси таким образом, что он имеет намерение покончить жизнь самоубийством на могиле отца; они сообщили об этом полицейским, и данная информация послужила сигналом того, что Гейси уже впал в крайнюю депрессию.

Полицейские решили, что теперь будет совсем нетрудно добиться от него признательных показаний и операция перешла в следующую стадию. После ланча 21 декабря 1978 г. Джон Гейси был арестован по обвинению в хранении наркотиков. Имея на руках заранее заготовленный ордер на обыск, полицейские приступили к обыску его дома.

Когда они вошли в ванную комнату, то довольно быстро установили источник специфического запаха — воздух шел снизу из подвала. Спустившиеся в подвал без противогазов полицейские едва не потеряли сознание — в подвале висело химическое облако, образовавшееся в результате реакции взаимодействия негашеной извести и множества человеческих останков. Сколько тел находится в подвале, определить сразу не удалось — было ясно только, что таковых много.

В это время Джон Гейси спал долгим алкоголическим сном в полицейском управлении. Проснулся он только 22 декабря — и ему сразу же предъявили обвинение в совершении убийства. По совету психологов, полицейские немедленно предложили Гейси съездить на могилу отца; было очевидно, что необходимость такой поездки сильно занимает арестанта. Гейси немедленно ухватился за это предложение. В обмен на возможность посещения кладбища, его попросили указать место захоронения одного из убитых им людей (Гейси еще ничего не знал об обнаружении трупов в подвале.) Арестант без колебаний признался в убийстве 31 июля 1975 г. Джона Бутковича и указал место сокрытия останков — в гараже, в нише, залитой бетоном. Cтало ясно, что подвал — отнюдь не единственное место, куда преступник прятал тела жертв.

Арестанта повезли на кладбище, затем — в его дом, чтобы он присутствовал при извлечении из бетона останков Бутковича. Однако Гейси, увидевший полицейских в костюмах химической защиты, которые спускались в подвал, впал в ярость и бросился на конвой с кулаками. Его пришлось немедленно отвезти в тюрьму. Началось длительное следствие. В течение многих дней, под прицелом телевизионных камер и взглядами сотен людей, окруживших дом 8213 по Уэст-Саммердейл-авеню, Нортвуд-Парк, полицейские, облаченные в костюмы противохимической защиты, вытаскивали из подвала останки захороненных там людей. Национальные новости в рождественские дни 1978 г. начинались трансляцией хроники раскопок в Чикаго; информация о ходе расследования «дела Гейси» расходилась по всему западному миру.

Всего из подвала были извлечены останки 29 человек. В январе 1979 г. Гейси, чтобы облегчить работу полиции, собственноручно нарисовал схему захоронения и надписал имена убитых им людей. Оказалось, что большинство из них он не в состоянии вспомнить. Тщательная судебно-медицинская экспертиза установила личности 23 человек. Часть тел была закопана, часть — брошена на пол и засыпана негашеной известью (ее Гейси рассыпал в подвале больше ста килограммов). Многие тела лежали в непристойных позах ; кому-то в рот были засунуты трусы, кому-то — фаллоимитаторы.

Останки последнего пропавшего человека — Роба Писта, чье исчезновение и послужило причиной начала расследования в отношении Джона Гейси — не были найдены в доме. Под полом кухни удалось отыскать одежду Писта, но самого тела нигде не было. Убийца признался, что после того, как подвал оказался полностью заполнен, он стал тела жертв сбрасывать в реку Деплейн. Всего он бросил в реку тела четырех человек, в том числе и Роба Писта.

Гейси, признавая убийства тридцати с лишним человек, категорически отрицал, однако, факт убийства Писта. Он утверждал, что под угрозой пистолета надел на Писта наручники и засунул его голову в петлю, спущенную с потолка. Телефонный звонок отвлек его; Гейси вышел в другую комнату, а когда вернулся, то нашел Писта задушенным в петле.

Свое первое убийство Гейси совершил совершенно случайно, и произошло это 2 января 1972 г. Его гомосексуальный партнер — звали того Том МакКой — после бурной ночи подошел к кровати Гейси с ножом. Гейси испугался и набросился на МакКоя; в ходе завязавшейся драки последний был убит. Когда Гейси вышел на кухню, то увидел, что его гость готовил завтрак, резал ножом бекон и вовсе не собирался нападать на него. Однако пережитое в ходе борьбы и последующего убийства возбуждение врезалось в память Гейси сильным и ярким воспоминанием. Летом того же 1972 г. он женился на Кэролл Хофф, с которой был знаком еще в школьные годы. Гетеросексуальные отношения интересовали Гейси все меньше и меньше, кроме того, все навязчивее становились воспоминания об убийстве. В конце концов, в 1975 г. Гейси отказался от секса с женщиной и Кэролл Хофф ушла от него. Незадолго до их развода маньяк совершил свое второе убийство. Случилось это 31 июля 1975 г. Его жертвой оказался 18-ти летний Джон Буткович. Внезапное появление супруги спутало все планы Гейси; с телом Бутковича на руках он заметался по дому и, понимая, что ему не удастся закопать его в подвале, перебежал в гараж. Погибший был сброшен в яму и через несколько часов залит бетоном.

Этот случай очень напугал Гейси — нелепая случайность едва не привела к его разоблачению. Свое следующее преступление он совершил только через восемь месяцев — 6 апреля 1976 г. был убит Даррел Сэмсон. Гейси определился с алгоритмом своих действий, которому обычно следовал и в дальнейшем: он выезжал на своей машине на «вечернюю охоту», подбирал молодого гомопроститутку, которого привозил домой, насиловал, избивал и пытал, после чего убивал и спускал в подвал. Все это осуществлялось в течение одного вечера и ночи; Гейси не имел наклонности к некрофилии и не держал пленников; в своих действиях он был последователен и быстр.

Мир необычных ощущений завораживал преступника — он пытался постичь все аспекты новых переживаний. Чтобы разнообразить впечатления, 14 мая 1976 г. он привозит к себе домой сразу две жертвы — Ренделла Рэффетта и Сэмюэля Степлтона. Тела обоих он похоронил в позе 69, заправив каждому в рот половой член другого.

После этого последовала кровавая вакханалия — 3 июня 1976 г. погибает Майкл Бонин, через десять дней — Уильям Кэррол. Следующая жертва — Рик Джонсон — был убит 6 августа 1976 г.

Гейси сатанел от крови и безнаказанности. Шлейф убийств протянулся вплоть до декабря 1978 г. почти без задержек или заметных перерывов. Правда, в 1977 г. двух своих жертв маньяк убивать не стал. Счастливчиками оказались Роберт Доннелли и Джефф Ригнал. Об обращении обоих в полицию упоминалось выше. Если бы заявления этих людей получили должную оценку, можно с уверенностью утверждать, что оказались бы спасены жизни не менее 10 человек. За один только ноябрь 1978 г. и первую декаду декабря Гейси убил троих: Френка Ландинджини (4 ноября), Джеймса Массара (ноябрь 1978 г., точное число не установлено) и Роба Писта (11 декабря).

На предварительном следствии Джон Гейси утверждал, что страдает раздвоением личности. Все убийства совершались не им лично, а его «альтер эго» — Джеком Хэнли, иным воплощением Джона Гейси. Проведенная в 1979 г. психиатрическая экспертиза констатировала наличие у обвиняемого алкогольной и наркотической зависимости, сложного комплекса перверсий (сексуальных отклонений), иллюзорного представления о действительности, неадекватности оценок и суждений, являющихся следствием шизоидных трансформаций психики. При этом психиатры однозначно указали на вменяемость обвиняемого, т. е. его способность отдавать отчет в своих действиях и предвидеть их последствия. На всех этапах своей преступной деятельности Гейси действовал осмысленно и последовательно, предпринимая все возможные предосторожности для исключения разоблачения.

Суд над Джоном Гейси открылся 6 февраля 1980 г. Адвокаты пытались представить обвиняемого глубоко больным и несчастным человеком; в ход пошли ссылки на его больное сердце, на глубоко укоренившийся комплекс неполноценности, из-за которого полный, страдавший обмороками мальчик, вырос в нелюдимого педофила и убийцу. Прокурор по поводу таких ссылок на детские болячки мрачно заметил: «Если чем он и болен, так это страстью убивать». Суд продлился до 13 марта 1980 г. Присяжные совещались менее двух часов и вынесли вердикт: признать Джона Гейси виновным в преднамеренном убийстве 33 человек. Судья приговорил обвиняемого к смертной казни.

Джон Гейси проявил удивительные находчивость и изворотливость. После вынесения приговора он приложил все силы к тому, чтобы избежать его исполнения. Отталкиваясь от некоторых процессуальных нарушений, он подал четыре аппеляции и за годы содержания в камере смертников умудрился написать и опубликовать книгу, ставшую бестселлером, нарисовал множество картин, которые выгодно продал в различные галереи и частным коллекционерам. Он заявил, что ему открылся Бог, который вернул ему гетеросексуальную ориентацию. Гейси по анонимной переписке нашел женщину, которая приезжала к нему в тюрьму, и обещала стать его женой в случае помилования. Тюремная эпопея Джона Гейси длилась долгих 14 лет. Лишь 10 мая 1994 г. смертный приговор был приведен в исполнение посредством осуществления инъекции в вену.

Анализируя «дело Гейси», следует отметить его очевидность для психиатров и специалистов по серийным убийствам. На примере Джона Уэйна Гейси выпукло проявляются те особенности формирования и развития личности, которые приводят к появлению таких нравственных уродов. Прежде всего — это плохая наследственность, поздние роды матери и родовая травма. В пять лет Гейси начал терять сознание, в его мозгу была обнаружена опухоль, которая была удалена операционным путем. Несколько позже в отношении мальчика совершила развратные действия умственно неполноценная соседская девочка. В девять лет Гейси подвергся развратным действиям со стороны товарища отца. В 1960 г. 17-ти летний Гейси попытался совершить первый половой акт, но упал в обморок. Годом позже он бросил школу и уехал в Лас-Вегас, где устроился на работу в морг. Через три месяца он был замечен в некрофильских действиях, о чем разъяренный владелец морга проинформировал полицию. Для любого психиатра данная информация уже является достаточным объяснением природы формировавшихся психосексуальных патологий молодого Гейси. И первый суд (в 1968 г . в Айове), должен был обратить на него внимание правохранительных органов США как на потенциального маньяка. В 1971 г., еще находясь под надзором Министерства юстиции как бывший уголовник, Гейси совершил новое правонарушение, которое с головой выдавало в нем сексуального психопата и педофила (он пристал к подростку , стоявшему на автобусной остановке). Именно поэтому ни в коем случае нельзя было в октябре 1971 г. освобождать его из-под надзора. И уж совсем непростительным выглядит бездействие американских полицейских в 1977 г, когда в их руках оказалась информация о преступных действиях Гейси в отношении Доннелли и Ригнала. Уже тогда полиция Чикаго имела полную возможность разоблачить убийцу.

Вместе с тем, самой высокой оценки заслуживают действия полиции в декабре 1978г., когда хорошо продуманная и четко осуществленная операция позволила буквально за десять дней разоблачить опасного преступника. В отношении Гейси не было допущено произвола или каких-то неправовых действий; успех полиции был достигнут чистой и грамотной работой.

Напоследок, пожалуй, необходимо отметить замечательную жизненную адаптируемость Гейси. Не окончивший школу, никогда ничему не учившийся человек всегда умудрялся прорваться на верхние ступени общественной лестницы. Выгодный брак в 1964 г. сделал его управляющим крупного и процветающего предприятия. Попав в тюрьму, он добился назначения на кухню, где высоко котировался как кулинар, что обеспечило ему покровительство как администрации, так и тюремных авторитетов. Оказавшись на воле без денег и поддержки семьи (первая жена ушла после суда над Гейси), он начал жизнь словно с чистого листа. Уголовник без образования, серьезной профессии и сколь-нибудь существенных сбережений имел, казалось бы, только одну дорогу — вниз. Однако, через пять лет после освобождения из тюрьмы Джон Гейси уже является крупным предпринимателем, хозяином строительной компании, членом двух масонских лож, владельцем дома в престижном пригороде Чикаго. Тут невольно задумаешься над тем, чего стоят заключения психиатров, которые пришли к выводу об «иллюзорности представлений Гейси о действительности». Наверное, надо было иметь отнюдь не иллюзорные представления о мире и законах, которые им управляют, чтобы в любой ситуации находить путь к благополучию и процветанию.

Нравится Серийные убийцы: Джон Уэйн Гейси?
 -1 
Комментарии
  1. ssnorge
            
    ssnorge 8 июля 2008 18:41

    охренеть... они ходят среди нас... looking like normal...

  2. Хомячок
            
    Хомячок 10 мая 2009 22:05

    много таких развелось

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.